Кто в Гродно изготовлял кофе и мармелад 100 лет назад

Считалось, что производство кофе и кондитерских изделий в Гродно началось с оккупацией нашего города кайзеровскими войсками в годы Первой мировой войны. Однако это утверждение опровергают документы Национального исторического архива Беларуси в г. Гродно.

Чьи карамельки?

23 июня 1903 г. датирован документ «О разрешении Маркусу Леви построить вместо сгоревшего предприятие для выработки сахарной патоки в г. Гродно». Гродненский мещанин Леви Мозесович Маркус подал прошение в строительное отделение Гродненского губернского правления: «Представляя при сем на отстройку сгоревшего строения для приготовления Сахарного Колера во дворе моем, состоящем на Занеманском Форштадте г. Гродно по Белостокской улице № 68, вместе с удостоверением Врачебной Управы на разрешение производства, честь имею просить разрешить производство постройки». Фабрика размещалась в одноэтажном каменном здании по нынешней ул. Суворова и производила «сахарный колер» – карамельные конфеты.

Также задолго до прихода оккупантов в Гродно на ул. Замковой в доме Четвертинских работала фабрика кофе Янковского Шлемы Гиршевича. Это следует из документа «Алфавитный список владельцев торгово-промышленных предприятий в г. Гродно. 1911 г.»

Тем не менее оккупанты принесли в Гродно и свои кондитерские традиции. В 1916 г. они организовали производство мармелада, по некоторым сведениям на этой фабрике производился и кофе. Здание, в котором находилась фабрика в 1916 г., пока не установлено, но зато с большой долей уверенности можно сказать, что после того, как на ул. Северной, 6 в 1917 г. было построено трехэтажное здание, фабрика переселилась в него.

Сладость с горчинкой

После окончания войны в Гродно происходила передача городского хозяйства немцами Временному городскому комитету. 30 декабря 1918 г. состоялось заседание Временного городского комитета вместе с представителями «Kreisamt». Представитель последнего, помощник «Stadthaptmann» д-р Фогель предложил комитету купить для города мармеладную фабрику. Согласно его докладу, на фабрике на тот момент имелось большое количество пульпы (сушеных яблок и др. фруктов) и от 800-1000 центнеров сахара. Кроме продуктов город приобретет в собственность также здание, оборудование, машины, инвентарь и т.д. Оплату за сахар немцы потребовали наличными.

На заседание явились также представители рабочих мармеладной фабрики, которые ознакомили Комитет с положением дел на фабрике и с настроениями рабочих. Рабочие, видя, что нынешние владельцы фабрики ликвидируют дело, потребовали от них уплаты 11/2 месячного жалованья вперед, грозя в  случае неудовлетворения их требований немедленной забастовкой.

Детально обсудив все за и против покупки, Комитет, в принципе, согласился купить фабрику, но с обязательным условием, чтобы уже с 31 декабря приготовляемый мармелад считался собственностью города.

По приблизительным подсчетам оказалось, что город сможет выработать из имеющихся запасов сырья и сахара мармелада на 700-800 тысяч марок, так что даже после уплаты 11/2 месячного содержания рабочим получит значительный доход.

Открытым оставался только вопрос о машинах и оборудовании. По заявлению властей, машины и котлы реквизированы у частных лиц, но теперь всё оборудование продается городу, претензии же всякого рода немцы всецело принимают на себя. Между тем в Комитет поступило заявление владельца котла, стоящего на фабрике и реквизированного еще в 1916 г., с требованием немедленного возвращения такового, причем владелец предупредил, что все убытки им будут предъявлены к городу. Д-р Фогель на это возразил, что все претензии, как о возврате реквизированных машин, так и о возмещении убытков могут быть предъявлены исключительно Германскому правительству в Берлине, город же никаких обязательств по отношению к таким лицам не имеет.

Голосом взяли

Принимая во внимание последнее заявление, Комитет постановил: фабрику принять в свое ведение с 31 декабря и продолжить работу до тех пор, пока хватит сырья. Из сумм же, вырученных за выработанный мармелад, уплатить немцам за сахар и обеспечить рабочих 11/2  месячным содержанием вперед на случай прекращения работ.

На заседании была избрана комиссия для принятия фабрики и контроля над производством. В нее вошли: гг. Цыбульский, Яновский, Вейс, Владимиров и представитель от президиума г. Биргер. Комиссия в 7 часов утра 31 декабря приступила к приемке фабрики.

23 января 1919 г. состоялось следующее заседание Временного городского комитета. Вел заседание г-н Листовский.  Среди прочих на повестке дня стояли вопросы возврата г-ну Лапину «динамо-машины». Этот вопрос принял принципиальный характер, т.к. почти все машины, стоящие на фабрике, были реквизированы в разных местах у разных владельцев. Город заплатил за мармеладную фабрику 1 100 000 марок. И при покупке принял во внимание, что кроме продуктов он покупает и фабрику как таковую, которая хотя теперь не работает, но как только получат сырье, ее пустят в ход и она будет приносить городу доход. Если же возвращать владельцам машины, то фабрику разберут по частям, и город понесет только убытки. Большинством голосов постановлено было «динамо-машину» не отдавать и вообще, никаких машин   из мармеладной фабрики не разбирать.

Спорная фабрика

Вторым разбирался вопрос о делегировании члена комитета в Тильзит (где функционирует большая мармеладная фабрика) для продажи пульпы, которой имеется на складах гродненской мармеладной фабрики приблизительно на 440 тысяч. Принимается предложение рабочей фракции делегировать не одного, а двух членов комитета. Избранными оказались гг. Вейс и Лотович.

В начале 20-х годов XIX в. в здании на ул. Северной, 6 начала работу фабрика кофейных концентратов «Kawa». Кроме этого,  производство кондитерских изделий было налажено на фабрике на ул. Народовой, 2. Скорее всего, здесь было ручное полукустарное производство. А вот фабрика кофе была довольно крупным предприятием и имела государственные заказы.

В середине 20-х гг. фабрика находилась в управлении «Союза инвалидов», ее директором был Людвик Клёцек. В первой половине 1926 г. дела на фабрике не заладились, наступил спад производства, в конечном итоге было объявлено о банкротстве фабрики «Kawa». Директор был отстранен от руководства, а ущерб, нанесенный государственному бюджету, оценивался в 100 000 злотых. Одной из причин банкротства называли срыв в поставках сырья.

Вскоре фабрика возродилась и в 30-е гг. перешла в частные руки, ее собственником стал г-н Станислав Томичек. В конце сентября 1934 г. между хозяйкой дома № 6 на ул. Северной Зинаидой Щербицкой и владельцем фабрики кофейных концентратов «Kawa-Toma» С. Томичеком разгорелся спор, который привел к неприятным последствиям. Поводом послужил факт установки фабрикантом машины для размола кофейных зерен. Хозяйка дома не позволила завершить работы по монтажу машины. В настоящее время машина бездействует и г-н Томичек не может выполнить взятые на себя обязательства по поставке кофе для армии. Убытки от этого составляют около 20000 злотых. Так как Щербицкая самовольно запретила установку машины, т.е. противоправно, потерпевший фабрикант направил заявление в судебные органы».

Фабрика С. Томичека производила кофейные напитки и питательные концентраты. Газеты регулярно размещали объявления о том, что фабрика скупает у населения по рыночным ценам желуди, сою, корень цикория, сахарную свеклу и другие корнеплоды.

А тяжба между З. Щербицкой и С. Томичеком переросла в постоянное противостояние. Гродский суд вынес решение о том, чтобы Щербицкая уплатила несколько тысяч злотых г-ну Томичку за нанесенный материальный ущерб. В ответ в середине февраля 1935 г. Щербицкая заявила полиции о том, что Томичек незаконно вторгся в ее квартиру. Полиция вновь начала дознание.

После того, как Гродно в сентябре 1939 г. вошел в состав БССР, фабрика «Kawa-Toma»  стала государственной, она вошла в состав «Белкондитертреста» БССР. Основной ее продукцией был ячменный кофе обыкновенный и с сахаром. На 1 мая 1940 г. на фабрике работало 18 чел., а в конце года – 20. Архивный документ, датированный 6 января 1941 г.,  сообщает сведения о выполнении производственной программы за 1940 г. Основная продукция фабрики – кофе. План на 1940 г. был установлен в количестве 350 кг, фактическое выполнение составило  411,4 кг, т.е. 118% к плану.

Газета «Свабодная Беларусь» в феврале 1941 г. приводит перечень передовых предприятий города, в числе которых и Гродненская фабрика кофе, которую возглавлял тогда директор Гончарик. Она  выполнила план января 1941 г. на 142%.

Подробных сведений о деятельности фабрики в период фашистской оккупации пока не обнаружено, имеются лишь данные о численности работавших. Если говорить о выпускаемой продукции, то с большой долей уверенности можно предположить, что фабрика производила эрзац-кофе для армии.

После освобождения Гродно от гитлеровцев фабрика практически сразу начала свою деятельность.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии